• Мода, образ, стиль

    Мода, образ, стиль

  • Мастерам и мастерицам

    Мастерам и мастерицам

  • Дом и семья

    Дом и семья

  • Что сегодня на обед?

    Что сегодня на обед?

  • В здоровом теле здоровый дух

    В здоровом теле здоровый дух

  • Города и страны

    Города и страны

  • Танцуют все!

    Танцуют все!

  • Дети и родители

    Дети и родители

  • Очевидное и невероятное

    Очевидное и невероятное

  • Праздники и подарки

    Праздники и подарки

Главное меню сайта

Последние комментарии

осень, одиночество, женщинаОна шла по улицам города. Спроси кто-нибудь, куда ведет ее путь, она не смогла бы ответить. Ноги сами несли ее, глаза не видели дороги, слух отключился. Лишь только мысли не давали покоя. Она как в записи слышала собственные слова, прокручивала их и понимала, что решение расстаться было верным. Позволить себе и Ему разрушить их семьи она не могла.

Осознавая, что все сделала правильно, облегчения она не испытывала. Домой идти не хотелось, ведь там был единственный, кто любил ее и понимал, самый близкий и родной ей человек –  ее муж. От него она никогда не могла скрыть ничего на свете, и он не заслуживал той боли, что она причинила бы ему признанием в своей измене.

Бесцельно шагая по проспекту, она случайно наткнулась на книжный развал, ее как будто притянуло к нему как магнитом. Книги всегда спасали, когда одиночество захлестывало ее с головой.  Среди стопок разнообразной литературы она заметила маленький томик стихов. Она взяла его дрожащими руками, не глядя, расплатилась и наугад открыла книгу. Черубина де Габриак, с творчеством этого автора она никогда не встречалась прежде, но тем сильнее захватили ее стихи, где каждое слово было отражением бури, царившей в ее душе.


«О, если бы аккорды урагана...»
О, если бы аккорды урагана,
Как старого органа,
Звучали бы не так безумно-дико;
О, если бы закрылась в сердце рана
От ужаса обмана,—
Моя душа бы не рвалась от крика.

Уйти в страну к шатрам чужого стана,
Где не было тумана,
Где от луны ни тени нет, ни блика;
В страну, где все — создание титана,
Как он — светло и пьяно,
Как он один — громадно и безлико.

У нас в стране тревожные отливы
Кладет в саду последний свет вечерний,
Как золото на черни,
И купы лип печально-боязливы...
Здесь все венки сплетают лишь из терний,
Здесь дни, как сон, тяжелый сон, тоскливы,
Но будем мы счастливы,—
Чем больше мук, тем я люблю безмерней.

1924

Как права поэтесса, подумалось ей. Чем больше страдаешь, тем дороже Он, тем ближе и неотвратимей все то, что было. Она пыталась найти в себе силы забыть обо всем, вычеркнуть воспоминания из памяти, как прежде вычеркнула из своей жизни Его. И каждое слово и каждая строчка стихов Черубины де Габриак действовали на нее как святая вода, смывая, очищая, даря забытый покой.

 

«Серый сумрак бесприютней...»

Серый сумрак бесприютней,
Сердце - горче. Я одна.
Я одна с испанской лютней
У окна.

Каплют капли, бьют куранты,
Вянут розы на столах.
Бледный лик больной инфанты
В зеркалах.

Отзвук песенки толедской
Мне поет из темноты
Голос нежный, голос детский...
Где же ты?

Книг ненужных фолианты,
Ветви парка на стекле...
Бледный лик больной инфанты
В серой мгле.

1909, Петербург

Она возвращалась к строкам снова и снова. Ее душа отзывались на стихи как струны, которых коснулась рука мастера. Казалось, что каждое слово списано с нее. Придя в себя, она осознала, что как воздух ей необходимо одиночество. Предупредив супруга, она могла не беспокоиться, что он будет ее искать. Лучшим убежищем ей показался любимый домик на даче. Все что она делала – читала, прогуливалась и размышляла. Осенняя листва, с шелестом опадавшая на землю, свежесть морозного воздуха и стихи придали ей сил. Она почувствовала, что готова жить дальше и может идти вперед с гордо поднятой головой.


«Когда выпадет снег»,- ты сказал...»

 
"Когда выпадет снег",- ты сказал
и коснулся тревожно
моих губ, заглушив поцелуем слова,
Значит, счастье - не сон. Оно здесь.
Оно будет возможно,
Когда выпадет снег.

Когда выпадет снег. А пока пусть во взоре томящем
Затаится, замолкнет ненужный порыв.
Мой любимый! Все будет жемчужно-блестящим,
Когда выпадет снег.

Когда выпадет снег, и как будто опустятся ниже
Голубые края голубых облаков,-
И я стану тебе, может быть, и дороже, и ближе,
Когда выпадет снег.

1907, Париж

лето, молодая женщинаЭто стихотворение стало ее любимым, оно давало надежду. Надежду на то, что все вернется на круги своя, на то, что она снова будет собой, на то, что ее семья опять станет крепкой и счастливой. Тем более, в поддержку этой хрупкой надежды Бог подарил ей чудо, крохотное зернышко, растущее в ней. Новая жизнь, новый человек – дар небес, которого они с супругом так долго ждали…

Юлия (kaprice) для сайта Oksing.ru

Поделитесь ссылкой с друзьями и оставьте комментарий - нам интересно знать ваше мнение.

Комментарии   

 
Юлия-kaprice
#2 RE: Черубина де Габриак - её стихи душе покой дарили… Юлия-kaprice 22.02.2012 21:17
Цитирую Влад:
' Жизнь почему то очень ироничная Штука... и любит посылать в ситуации в которых единственно правильного решения Нет...

И как бы не старался выйти достойно из такой ситуации, все равно для кого-то она обернется болью. Самое интересное, что эти ситуации зачастую необходимы, чтобы понять что-то о себе или о близких
Цитировать
 
 
Влад
#1 RE: Черубина де Габриак - её стихи душе покой дарили…Влад 20.02.2012 20:08
'Осознавая, что все сделала правильно, облегчения она не испытывала. Домой идти не хотелось'... Знакомо )( Жизнь почему то очень ироничная Штука... и любит 'посылать' в ситуации в которых единственно правильного решения Нет...
Цитировать
 

Добавить комментарий


Подписка на обновления

rssПолучайте новости по RSS

Подписаться

 

 

 

mailПолучайте новые материалы на E-mail

Ваш E-mail::

Последние новости

Яндекс.Метрика